Музей-усадьба С.В. Рахманинова

Комната В.А.Сатиной

 Экспозиция. Комната В. А. Сатиной  Экспозиция. Комната В. А. Сатиной  Экспозиция. Комната В. А. Сатиной  Экспозиция. Комната В. А. Сатиной  Экспозиция. Комната В. А. Сатиной  Экспозиция. Комната В. А. Сатиной  Экспозиция. Комната В. А. Сатиной  Экспозиция. Комната В. А. Сатиной

   Комната Варвары Аркадьевны в доме была рядом с комнатой Александра Александровича и гостиной. В комнате было два окна, которые смотрели на лужайку у Красной и Кленовой аллей. На окнах были коричнево с золотом портьеры, а на подоконниках стояли цветы в горшках. Между окон, в простенке, стоял секретер красного дерева. За этим секретером Варвара Аркадьевна писала письма. В простенке, между окон, над секретером висели часы в деревянном корпусе. У окон стояли стулья на гнутых ножках. На левой стене, смежной с комнатой Александра Александровича, висело несколько картин. Всё это были виды родового имения Рахманиновых, тоже на Тамбовщине. В этом имении родилась Варвара Аркадьевна. На этой же стене висел портрет бабушки Варвары Аркадьевны – Марии Аркадьевны Рахманиновой, урожденной Бахметьевой8. Под картинами, на паркетном полу, стоял шкафчик – граммофон. Тогда это было очень модно, Варвара Аркадьевна постоянно выписывала из Москвы рекорды, особенно ревностно она следила за тем, чтобы в Ивановку присылали рекорды с записями Сергея Васильевича. Рекорды хранились в шкафчике – граммофоне, а те, что не помещались, хранились в специальном шкафчике у окна. Справа от двери из гостиной, стояли два кресла, а промеж них лампа-торшер и ломберный столик. Варвара Аркадьевна была большой любительницей до карт. Она раскладывала пасьянсы, а по вечерам, на веранде, играли в карты.
   Над всем этим уголком тоже висело несколько картин с русскими пейзажами. Надо сказать, что картин и в доме, и во флигеле было множество, причём были картины очень старые. И ещё, в предыдущих письмах я забыла сказать, что во всех комнатах и коридорах дома и флигеля висели иконы, среди которых, были также очень древние, которыми все Сатины очень дорожили. И в комнате Варвары Аркадьевны в правом углу был целый иконостас. Прямо, у стены, стоял туалетный стол Варвары Аркадьевны, тоже красного дерева. На туалете стояли подсвечники, ваза с цветами, в красивой красной раме стоял портрет Александра Александровича. Справа от туалета, на стене, висели фотографии: Варвара Аркадьевна на коленях держит Сашу, фото в детстве Натальи Александровны и Софьи Александровны, а также фотографии родителей Варвары Александровны.  Над туалетным столиком висел портрет Эмилии Александровны Сатиной, матери Александра Александровича. Эмилия Александровна была, по рассказам, личностью легендарной10. Это она почти всё построила в Ивановке, разбила парк. Её бумаги бережно хранились в Ивановке. Слева от туалета был царский уголок. Здесь висели портреты Императоров и Императриц: Петра Великого, Елизаветы Петровны, Екатерины Великой11 и Александра I. Все эти Государи имели отношение к Сатиным и Рахманиновым. Александр I был крестным отцом отца Варвары Аркадьевны.
   Освещалась комната свечами. Подсвечники стояли на секретере, на секретере же стояла большая ваза. Подсвечники стояли: на секретере, на ломберном столике. Сверху, с потолка, свешивалась большая керосиновая люстра, под ней, на полу, лежал ковёр.
   В углу, у окна, стоял на ножках фотоаппарат. Варвара Аркадьевна была заядлым фотографом. Она ежедневно всех снимала, всех в прямом смысле слова, сгоняла на съёмки, порой делала это почти в приказном порядке,  и никто не смел ей перечить. Но сейчас я считаю, что она была сто раз права, ведь благодаря её увлечению, сохранились милые образы людей, которых давно нет. Да, думаю, что и Вам, в Вашем нелегком деле воссоздания Ивановки, фотографии, сделанные в своё время Варварой Аркадьевной, очень пригодятся, ведь снимки делались в самых красивых местах Ивановки: в парке, в садах, у дома, у флигеля. И о былой красоте Ивановки мы можем судить по фотографиям. Варвара Аркадьевна приобщила к фотографии и нас: Наталью Александровну, и Софью Александровну, и меня. Все мы с удовольствием стали заниматься фотографией. У нас не было силы характера Варвары Аркадьевны и нам подолгу приходилось всех уговаривать идти фотографироваться. Сергей Васильевич по этому поводу шутил:
“Скажите, пожалуйста, какие технические дамочки, просто спасу нет. Вы уж соблюдайте очередь”.
   Но, надо отдать должное Сергею Васильевичу, он никогда “фотографов” не обижал, и, хотя ему всегда процесс фотографирования доставлял лишь одни хлопоты, он терпеливо вытерпливал “фотомуку”.
   У Варвары Аркадьевны, как и у Александра Александровича, было несколько кабинетов. О том, что в доме, я рассказала, а ещё один был в конторе, где она принимала дворовых, выслушивала отчёты управляющего. Там стоял стол, шкаф, стулья. В большой комнате, в людской, Варвара Аркадьевна лечила крестьян. Здесь стояли два больших шкафа, в которых хранились травы и лекарства, два стола и шкаф с медицинскими инструментами.
                                                             [Из письма И.А.Брандт 18.06.1973]